Терин: между светом и тьмой

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Терин: между светом и тьмой » Льеротин » Ночь с 1 на 2 день лета. В царстве сна.


Ночь с 1 на 2 день лета. В царстве сна.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Участники: Аластор Бонкорский, Лиретта
2. Время и место: глубокая ночь, сон Лиретты
3. Очередность: Лиретта, Аластор
4. Описание ситуации: Герцогу докладывают о том, что нужная ему девушка пропала, и он решает допросить Лиретту самостоятельно и, дождавшись глубокой ночи, входит в ее сон.

0

2

Все это - страшный сон. Этого не могло быть, просто потому, что этого не могло быть никогда. Впрочем и родители не могли умереть. Они ведь были всегда такие сильные, гордые, мудрые... Далекие. Однако, девушка уже давно оплакивала их. Она старалась держаться, когда общалась с другими девушками, с наставницами и никуда не выходила за пределы монастыря, боясь, что ее хрупкое душевное равновесие разрушиться от резких ощущений внешнего мира. К счастью наставницы смирились с таким положением дел и дали ей возможность пережить свое горе в тишине. Под шелест ветвей деревьев и рутинную работу с учебой Лиретта постепенно успокаивалась, проходили дни и первый шок, который не давал подкосил ее, проходил, и напоминал о себе только, когда по вечерам и ночью она оставалась одна. Тогда-то и вырывалось наружу ее горе и недоумение. "Неужели кто-то мог убить их? Мама, папа, Льер... Это же не правда. Их же должны были защищать!" - понимала она и отчаянье нахлестывало тяжелыми волнами, когда она понимала, что это не просто так, и нашелся кто-то, поставивший целью уничтожить королевскую семью. Тогда темнота неожиданно зловещим шелестом деревьев за окном обещала: "Ты следующая."
Даже она, несмотря на предчувствия, не могла предположить, что сегодня тишина и покой монастыря будут кощунственно нарушены. Это было что-то столь же или больше невероятное, как и смерть родителей. Невозможно было даже представить, что найдется человек, который нарушит все земные и небесные законы и решиться напасть на защищенных покровительством Богини женщин. Взрыв, суета, металлический звон оружия заставили ее растеряться. Она не успела понять, что происходит и что ей делать, когда почувствовала, как кто-то дернул ее за руку, куда-то быстро повел...
Она смогла успокоиться только уже в глубоком лесу, когда рядом не было никого: кто-то вывел ее, защитил и сказал убегать. Куда она бежала, Лиретта не могла сказать точно, куда-то от города, туда где нет людей. Вдаль от этого хаоса, от этого кошмара, куда-нибудь туда, где нет стран и государств, где нет войн и никто не хочет мстить, убивая правителей соседних государств... Она не могла остановиться, пока не упала, но продолжать лежать тоже не могла и, едва отдышавшись, вновь поднялась на ноги и побрела в прежнюю сторону, словно где-то там, за деревьями, совсем близко скрывается рай, и надо лишь чуть постараться, чтобы туда дойти.
Лиретта очень редко выбиралась из-за стен монастыря и знала, как выжить одной в лесу больше в теории, нежели на практике. Она знала травы, ягоды и грибы, которые можно было бы съесть, но, кажется, совсем забыла о том, что человеку надо есть, и продолжала уныло переставлять ноги, давно позабыв куда и зачем идет. Потом принцесса опять упала и не захотела вставать, сознание уплывало, проваливаясь то ли в сон, то ли в забытье. Последняя мысль,связанная с реальностью, скучая прошла сквозь сознание, не задевая эмоций и не побуждая к действию: Холодно...

Действительность сна принцессы не была добрее, чем реальность из которой она провалилась сюда. Темнота была непроницаемой и злой. Она вцеплялась своими липкими пальцами, затягивала в пугающую глубину и давила на сознание обещаниями запереть здесь навечно. Девушка испуганно дернулась сперва, пытаясь разжечь свет, но рядом не было ничего, что могло бы гореть, и успокоилась, смирилась отдавая себя в ее власть. Однако той, видимо не понравилась такая легкая жертва и она сменила декорации. Несколько огненных сполохов и знакомый уже звон отдаленной битвы, но не затихающий в этот раз, а приближающийся и вот девушка уже находится в самом центре битвы в каком-то городе. "Монастырь?" - рассеяно оглянулась она, но почти сразу же поняла, что это другое место, просто чем-то отдаленно похожее, - "Горящими домами, разрушениями... Звуками боя." Лица людей перекошенные злобой и страхом пугают и ее. Когда будущая жрица с трудом решилась все же кому-то помочь, она с тоской поняла, что здесь ее не видят и не слышат. "Где я? Я хочу уйти отсюда... Я не хочу быть здесь. Я хочу уйти!" - немо кричит она, в отчаянье пытаясь вырваться из этой ловушки, проснуться. Проснуться в монастыре и узнать, что все, начиная со смерти родителей, всего лишь кошмар, однако темнота, по-прежнему правящая в ее сне, не торопится отпускать девушку из своей ловушки.

Отредактировано Лиретта (2011-04-21 21:04:46)

0

3

- Конец связи. - Аластор отключил амулет междугородной телепатии и предался глубоким размышлениям. При которых он вяло посматривал в окно. Погодка была прям под стать нападению на святая святых страны: чёрные облака вокруг, холодный ветер и дождь. Изредка молния снесёт к Дьяволу какое-нибудь дерево на его дьявольские лесозаготовки. Явление молнии, интересная штука. Жрицы и прочие верующие в Вечную Богиню утверждают, что это её воля, карающая различный народ. Герцогу всегда было интересно, чем "любящей всех живых существ" Богине помешала несчастная белка, сожжённая на элементарные частицы метким разрядом с небес. В прошлом, когда богов было много и характерами они были разнообразнее, было проще логически обосновывать такие вещи. Богу молний друиды дань не заплатили, так что шадабадых - и нет друидов. Как и дани. И леса. И нервов у гуманистов, не видящих в своих богах ничего дурного. А дурное есть во всех, кроме невинных, ещё не сформировавшихся детей. Размышления по поводу дыр в самом концепте любящих мир богов успокаивали шаткую психику Великого Магистра и позволяли не сходить с ума, кидаясь пером в секретаршу. У бедняжки своих проблем хватает. Тем более, рядом её всё равно нет. Что, Аластор, дурак, чтобы давать лишним людям подслушивать? Разумеется, не было никого в пределах ауры, кто мог бы подслушать. А теперь глубокий вдох и выдох. Посчитать до десяти. Расслабиться. Сбежала. Принцесса сбежала, в монастыре её не смогли найти. И всё из-за небольшой оплошности. Исчезла. Прочёсывать леса-то прочесали, да толку-то эту тайгу искать без сильного мага-сенсора? Штурмовые отряды таких не таскают с собой из-за низкой выживаемости такого мага, пока вокруг летают мечи, стрелы, огненные шары и трупы.
Но не всё плохо в Теринском королевстве. Все свидетельства и свидетели были или уничтожены, или, буде выжили, расскажут то, что и нужно от них. Ничья. Теперь ищи эту иголку на планете сена. Все будут её искать. Законные силы, ибо надо, тёмные маги, ибо Принцесса Зла звучит невообразимо круто, послы иных стран, чтобы или похитить с требованием огромного выкупа, или женить на своём принце на накрашенном белилами осле. С бюджетом-то у соседей не ахти благодаря Грессу. Но тем не менее, такой выход будет означать мгновенное присоединение земель Терина к такому соседу. А третьего в связке Селитор-Келитор-Терин задавят двойными шапками. Нельзя допустить подобного.
У Великого Магистра, по сравнению с конкурентами, было одно маленькое преимущество. Он не потерял связь с принцессой. Мир снов - он идеальное средство связи. Если принцесса мертва, то не сработает, и всё будет отлично, а если жива - будет шанс выяснить, где она сейчас. Шанс, не больше. Но у других нет даже и этого. Аластор умел считать свои благодеятели. Раз, два, три, четыре... нет, три.
Проведя ещё пару часов за вдумчивым созерцанием грозы, Бонкорский приступил к действиям. Псионики, они вообще любят хвастаться, что здоровый сон - часть их рабочих условии и даже необходимое для части задач. Недосыпом трудящиеся в этой, без сомнения, разумно относящейся к своим адептам сфере, не страдают. Вот сейчас, тактично пожелав грозе спокойной ночи, герцог направился к себе в спальню, устроившись в подготовленной, а потому приятной, кровати. За работу.

Открыв глаза во сне Лиретты, Аластор обнаружил себя среди поля боя. Предсказуемо. Но кто дерётся с кем? Можно ли из этого что-то получить? Нет, просто сон. Место боя вовсе не было монастырём, не городом, а вообще неузнаваемым, воображаемым населённым пунктом. Таких просто не было в радиусе, который могла бы пробежать паникующая принцесса, и уж точно не было никаких приказов и отчётов о каких-то других ведущихся неподалёку боях. Бедная девочка воображает происходящие события, но неточно. Сейчас нужно не усугубить ситуацию, а успокоить Лиретту, выяснить, что она знает. Вот в такой обстановке появление Аластора ввергнет её в обморок, её, обстановку, надо менять. Используя свои возможности по изменению материи сна, Аластор "удалил" дерущихся вояк и потушил пожар в "городе". Девочка вообще не понимает, что происходит, потому не помешает. Во сне остались они вдвоём, в абсолютной тишине. Теперь дело за малым - успокоить единственный источник информации, являющийся маленькой девочкой, являющейся врагом. Ни у кого нет дежа вю?
- Ваше Высочество, сделайте глубокий вдох и сохраняйте спокойствие, - начал он успокаивающим, даже несколько мягким тоном, - сейчас Вы в безопасности.
Подождав некоторое время и дав Лиретте прийти в себя, Аластор продолжил. Представляться не было нужды, кто такой Великий Магистр, она знала.
- Вы находитесь во сне. Ответьте на мои вопросы и мы сможем Вас спасти. - опять пауза. Девочка совсем в панике, как стекло, готовое разбиться в сию же секунду. Нужно дать ей ещё времени.
- Расскажите, что случилось. - сейчас нецелесобразно спрашивать именно о местоположении, это будет потом. Сейчас ей нужно собрать воспоминания в кучу, тогда она сможет ответить.

0

4

Так же плавно, как появились, постепенно исчез город, люди, пожары. Мир снова был переполнен пустотой и темнота в нем правила безраздельно, а тишина больно ударила по ушам. Девушка села, обнимая колени. Здесь не было никого и никто не был ей нужен, чтобы успокоится. Она положила голову на согнутые ноги и почти не слышно прошептала:
- Я хочу домой... - что, впрочем, должно было бы означать: "Хочу в детство. Куда-нибудь далеко, где все еще было в порядке, а я жила со своей семьей" Только мысли чуть путались и сформулировать точно не получалось.
- Ваше Высочество, сделайте глубокий вдох и сохраняйте спокойствие, - чужой голос разорвал тишину, заставив девушку вздрогнуть, отшатнуться и поднять испуганные глаза на его источник. Похоже, темнота породила еще одного человека, решив продолжить свою игру с ней, - Вы находитесь во сне, - странно, но именно это дополнение помогло ей успокоится и даже почти поверить, что тот, кого она видит - реален. Точнее не столько дополнение, сколько его формулировка. Лиретту всегда удивляло то, как выражаются псионики, словно бы сон тоже реален: "Проще было бы сказать: "Вы спите..."" Однако, девушка так и не встала, ограничившись тем, что уперлась сзади ладонями так, чтобы было удобнее смотреть вверх.
- Магистр, - вместо приветствия мягко улыбнулась она короткой, но почти радостной улыбкой, как хорошему знакомому или старому другу. Ей было очень сложно поверить, что есть люди, которые могут быть ее врагами, желать ей смерти, а, поняв это, было еще тяжелее заподозрить кого-то из тех, кого она знала. Послушница и не хотела этого делать, предоставив Вечной Богине решать ее судьбу.
- Зачем вы меня спрашиваете? - удивление звучало в ее голосе, ведь, хотя девушка и была далеко от политики, она отнюдь не была глупа и никогда бы не поверила, что Великий Магистр может еще не знать о нападении на столичный монастырь. В глазах принцессы зажглась надежда, когда она нашла причину, которая могла бы быть основой этого вопроса, - Мне приснилось нападение на монастырь, да? А родители? - вера в то, что все это лишь кошмар у нее была уже настолько безграничной, что в нее даже не запуталась мысль о том, зачем же тогда магистр пришел в ее сон.

0

5

Та удивительная, детская наивность, которую излучала Лиретта, всегда несколько поражала герцога. Как такое насквозь невинное существо может жить в современном мире, более того, втянутой в политику? Не совсем втянутой, так как никто не ждёт от принцессы правления, благодаря патриархату. Как правителя, воспитывали принца Льера. Однако бывают же непредвиденные ситуации. Например, а думал ли Гресс, что если с Льером поздоровался бы милый приветливый кинжал? А ведь так и случилось, благодаря плану Аластора дружелюбное орудие убийства сумело познакомиться со всеми членами королевской семьи. За исключением жившей в тепличной изоляции девочки. Последний факт, он и пойдёт Магистру на руку. Жизнь - лучший учитель и детектор капканов. Без познаний в ней далеко не убежишь с целыми конечностями. Особенно если мого желающих эти самые конечности амплутировать насильственным путём.
Аластор бы ответил на вопрос, зачем он спрашивает о том, что случилось, но прежде, чем он открыл рот, последовали новые вопросы, уже, парадокс, отвечающие на него. Всё помнит, значит. Не ударилась о какой-нибудь камень головой. Значит, возможно извлечение последующей информации.
- Увы, всё это правда. Я глубоко сожалею. - присев на корточки перед принцессой и положив руку на её плечо, сказал Аластор. Теперь нужно было немедленно достать действительно нужные слова, которые приведут к большому продвижению в этой партии против всех, мечтающих о кусочке принцессы. Шире надо мыслить, шире. И тащить всю сразу.
- Мне нужно знать, что случилось после нападения. И где Вы заснули. Тогда я смогу отправить людей на Ваше спасение, - сделав паузу, Бонкорский тихо вздохнул, - Кто бы ни стоял за всем этим, нельзя позволить ему добраться до Вас.
Ложь, такая складная и приятная штука. Маска, сосредотачивающая в себе и меч и щит. В голову Аластора ударила самоуверенность. Она не повлияла на спокойный тон и даже на выражение лица, но очень бы хотела. Ощущение некоторого нетерпения, близкой победы, было опьяняющим. Скоро, очень скоро, с родом Гресса будет покончено. Хочется улыбнуться во весь рот и даже захохотать. А нельзя. Держать маску надо, как говорится.

0

6

Лиретта судорожно вздохнула и отвела полные тоски и укора глаза, вновь упираясь лбом в колени. Дарить надежду - это ответственность, и сейчас, когда разрушился ее бредовый песочный замок, девушка словно заново погружалась в окутавшие ее покрывалом беды. Темнота стала гуще и хлопьями черного тумана проникла между собеседниками.
- Уходите... - глухо проговорила она, скорее даже приказывая, чем прося.
- Кто бы ни стоял за всем этим, нельзя позволить ему добраться до Вас, - все тот же настойчивый голос, которому так хочется верить, рука на плече - тяжелая, сильная, мужская... Кому же и верить, если не ему, кому так сильно верил отец, кому доверяет народ отданной волей Вечной Богиней в его власть? Кому верит сама Богиня...
Принцесса подняла заплаканные глаза невольно отзываясь на ласку и заботу, хотя сама же, вроде бы все решила для себя. Оказывается она не могла удержать слез, слушая его... Девушка подалась вперед, обнимая магистра вопреки правилам дворцового этикета, да она-то и не во дворце выросла. Ей, еще почти девочке, так хочется ощутить чужую силу, слушаться кого-то мудрого и доброго.
- Уходите, слышите меня? Уходите... - чередуя всхлипы и речь настаивала она, - Вы - хороший, добрый. Вам нельзя помогать мне. Понимаете? - чуть отпустив герцога она взглянула в его глаза, желая выпытать, что он думает обо всем этом, - Когда родителей и Льера убили, ведь и охрана его тоже... А сейчас на монастырь напали. Из-за меня напали, понимаете? И жрицы пострадали, и послушницы, и воины, которые меня охранять должны были. Это же не правильно, - девушка отпустила его, наконец вставая, - Так не должно быть. И я не хочу, чтобы с вами что-нибудь случилось из-за меня... Вы только не волнуйтесь, я уже вполне взрослая! Почти жрица. Я сама себя защитить сумею. А вы меня не ищите и не посылайте никого искать: кто-то очень хочет уничтожить нашу династию и не считает людей, которые тоже под удар попадают, а я не хочу, чтобы кто-нибудь еще погиб из-за меня. Прощайте. Не ищите меня, - к концу речи у принцессы совсем изменились повадки: исчезла дрожь, появилась уверенность в верности принятого решения.
Черный туман, между тем, не опутывал уже их хлопьями, а непроницаемой стеной отделил от Лиретты знакомого. Принцесса вновь осталась одна в тишине, и пустота так страшно ударила по всем чувствам, что, не выдержав, девушка закричала и проснулась.

Отредактировано Лиретта (2011-04-25 20:19:23)

0

7

Последующие пару мгновений в голове Магистра было лишь одно выражение: "Что за?" в разных оттенках, цензурных и не очень. Если вы - измученный жизнью диктатор-психопат, то вы наверное знаете, что именно такая реакция возникнет у вас, если злейший враг вдруг лезет к вам в объятия. Тут даже хвалёная каменная мимика Бонкорского дала трещину, и он вытаращил глаза по золотые монеты и так уставился на принцессу. К счастью, тренированное лицо быстро вернулось в своё русло, и надо было, что ли, подыграть. Прижав к себе Лиретту, Бонкорский потратил мгновения на обдумывание этого настораживающего "уходите". Похоже, информации грозят кранты. Так и вышло, принцесса пустилась в речь, утверждая, что спасение ей не нужно. Как это обычно бывает, такие люди не очень любят, когда вокруг взрываются их защитники. И она посчитала врага слишком опасным даже для магистрата.
- Вот мне номер, победить самого себя. - Аластор оценил иронию, что его пугают собой. Запоминая каждое слово этого эмоционального всплеска, а там было, что запоминать, Бонкорский встал и немедленно стал отыгрывать озабоченного защитника, не в том смысле, разумеется.
- Ваше Высочество, никто больше не погибнет из-за Вас. Клянусь честью Великого Магистра. Но это не значит, что я вас оставлю. Прошу меня простить, но я вынужден не подчиниться. Вы не сможете защититься от такой силы, подумайте, что вы говорите! Убийцы смогли справиться и со старыми, опытными жрицами, что Вы сможете им противопоставить?! Очнитесь! - вот награду бы сейчас за актёрскую игру. Плавный переход беспокойства в лёгкую панику, постепенное выставление фальшивых, но искусно спрятанных эмоций, всё было просто на шик. Или нет. Но разве ребёнок заметит разницы? Бонкорский бы договорил, как вдруг стало неприлично темно вокруг. Лиретта прервала сон, и Аластор был сброшен обратно в свой. В своё маленькое укромное местечко. Наконец-то можно вдоволь захохотать, с оглушительной громкостью, которая разбудила бы весь дворец, не будь это во сне. С чего вдруг такая радость? А потому что Магистр получил всю нужную ему информацию. Из речи Лиретты следуют две вещи: она спаслась сама дробь её эскорт не пережил спасения, сейчас она одна и никто её не сопровождает. Вывод - в лесу, где же ещё? Доберись она до населённого пункта, сразу бы узнали и окружили охраной, будь кто-то её сопровождающим, она бы его упомянула. Так что она всё ещё там, если никуда не убежит. А куда убежит еле живая в плане сил от погони не тренированная физически девочка? Ну... пару десятков метров максимум. Отхохотавшись, Магистр прервал сон и поднялся. В зловещей улыбке рассматривая шахматную доску с фигурами, расположенную на столике рядом с кроватью, Бонкорский взял белого ферзя и подбросил его в воздух. Поймав несчастную фигуру, Аластор включил амулет междугородней телепатии, звоня ближайшему и лучшему из его агентов, находящемуся недалеко как раз на такой случай.
- Поднимайся, работа есть. - Великий Магистр начал этим свой брифинг...

Конец эпизода.

0


Вы здесь » Терин: между светом и тьмой » Льеротин » Ночь с 1 на 2 день лета. В царстве сна.